rucriminal.info продолжает серию статей о «громких» фамилиях, которые фигурируют в деле о взятке для сотрудников СКР за освобождение «авторитета» Андрея Кочуйкова (Итальянец) - ближайшего сподвижника «вора в законе» Захара Калашова (Шакро Молодой). В прошлой статье мы подробно описали начало эпизода с передачей высокопоставленным сотрудникам СКР взятки в 500 тыс долларов. Официально взяткодателем выступал бизнесмен, ранее связанный с солнцевской группировкой, Олег Шейхаметов. Впоследствии, он взял эту сумму на себя, заявив, что это были его деньги. Однако, из присутствующих в деле записях бесед, в том числе начальника управления СКР Михаила Максименко и его заместителя Александра Ламонова, отчетливо видно, что в реальности в переговорах Шейхаметов представлял интересы депутата Госдумы Андрея Скоча, тоже ранее связанно с солнцевской группировкой. И деньги, по мнению rucriminal.info, тоже принадлежали Скочу. По крайне мере, это следует из бесед Максименко.

После получения денег, сотрудники СКР сделали все, чтобы Кочуйков вышел на свободу. В частности, была изменена статья УК на более мягкую- самоуправство. Оставалось, чтобы Итальянец признал вину и тогда следователь получал право изменить ему меру пресечения на подписку о невыезде. Однако, Кочуйков уперся и категорически отказывался становиться виноватым. Из-за этого его не могли освободить. Как следует из беседы Михаила Максименко (МИ) и Александра Ламонова (ЛА), Скоч начал высказывать серьезное недовольство затянувшимся освобождением Кочуйкова при уже уплаченных 500 тыс долларов. 

МИ –   ... вернётся. Давай, Сань, посмотрим. Мы не последний день живём.

ЛА –    Да не, не, не, не.

МИ –   Если что-то надо, то вернётся. Нет - полностью тогда ... уйдёт.

ЛА –    Ну .. с ними. Главное ... в принципе, он пообещал, что не будет ... Да не будет этого ...

МИ – ... вот, вот ... говорит: «Это, это неприятности, но есть возможность это решить ...». Скоч ... на кипиш пошёл?

ЛА –    Угу.

МИ –   Всё, приезжаю к нему ... «Наверное, я не вовремя» – «Да не вопрос. Я,  говорит, сейчас в Москву позвоню(?) и их обратно ... заберёшь». Вообще …!

ЛА –    Угу.

МИ – ... мне по. …. за себя.

ЛА –    Угу.

МИ –   Я слово сказал, я уже слово ...

ЛА –    А чего у тебя ...

МИ –   Да ... хочет встретиться.

МИ –   (говорит по телефону со Смычковским Д.Э.) Да, да, здравствуйте. Я нормально. Как там? Всё в порядке? Переговорил? Слушай, не знаю, как получится. Я так, попиваю себе потихонечку дома, никуда не езжу. А что? Есть о чём поговорить? Это какой? А вот этот вот. Не-е, я не буду, я, я не буду с ними встречаться ... Не-а. Всё идёт по плану, пускай и идёт. Я понял, про кого ты говоришь: на «Л», «Л». А, ты про это? Не, там, где вчера разговаривали, там, как бы, девятнадцатого числа, девятнадцатого июня, там срок. И всё. Я понял всё. Я всё понял. Угу, хорошо. Угу, давай. Слушай, давай в обед, хорошо? Угу, давай. А ты встречался с этим, «С» который? Угу, ладно, хорошо, давай.

 

Дмитрий Смычковский это посредник, который представляет другую группу инвесторов, готовых заплатить за освобождение Кочуйкова. Они собрали уже 1 млн долларов. И были неприятно удивлены, узнав, что параллельно действуют другие лица, от Скоча. В беседе, которая приведена выше, Смычковский предлагает встретится с Шакро, от чего Максименко, понятно, отказывается. Также Максименко интересуется, встречался ли Смычковский со Скочем, чтобы обсудить, что за освобождение Итальянца платится «с двух концов».

Стоит отметить, что Скочу в этой истории повезло вдвойне. Во-первых, Шейхаметов взял деньги «на себя». По данным rucriminal.info, сделал он это не сразу, а после встречи с самим Скочем в одной из европейских стран. Во-вторых, Максименко на допросах заявил, что лично со Скочем не знаком. Хотя из его бесед с Ламоновым следует, что он встречался с ним и не раз. Впрочем, по информации rucriminal.info, Максименко еще может поменять показания. Особенно после того, как ему предъявили обвинения в новом эпизоде получения взяток и уже имеющейся срок в 13 лет может значительно увеличится.

 

Продолжение следует.

Максим Воеводин